Почему Байдену экстренно понадобилась встреча с Путиным?

Описывая обстановку, и в продолжение никуда не уходящей темы наращивания РФ сил и средств по западным границам (даже при заявленном их «отводе» и красивой картинке на ТВ), хочу обратить внимание на одну существенную деталь. Этот геополитический момент совсем упускается из виду и не встречается ни в официальных аналитических оценках, ни в экспертной среде.

Начнём коротко и вскользь вокруг этой темы с ближних концентрических кругов и плавно окажемся в центре. Затрагивая вопрос приграничного обострения в случайном общении с действующими военными разных уровней, везде сквозила решимость интересных оттенков. У всех было и есть уверенное ожидание вероятного, по их ощущениям, предстоящего начала. От людей на всех этих иерархических ступенях так и веяло мощным рыком Российской государственной машины.

То, что в официальной медийной версии описывалось будничными словами как «контрольная проверка боеспособности за зимний период обучения», по моим оценкам, было реальной концентрацией небывалых сил и средств для рывка. На мой взгляд, присутствовала слишком тщательная, избыточная для «всего лишь» запугивания, подготовка тыловых служб. Да, можно нарастить «мощный кулак как политический аргумент» и для пресечения любых провокаций, от Донбасса и далее везде. Но, некоторые ключевые мелочи, часть которых мы, по понятной причине, озвучивать не будем, говорили совсем не об этом, или не только об этом.

Насколько мне представляется, выдёргивание из отпусков военных медиков, развёртывание с избытком военно-медицинской инфраструктуры, задействование всего тылового комплекса, выглядело как беспрецедентное и явно нацеленное на реальную кампанию.
Так же, только для запугивания, например, не вытаскивают в места новых дислокаций основную массу трубопроводных войск с полным, многокилометровым запасом труб (что периодически там и сям выкладывалось в общий доступ) и прочие моменты, о которых тут умолчим. Ведь именно тылы и накопленные с избытком десантно-переправочные средства являются кое-кому, не будем показывать пальцем, самым дурным предзнаменованием. И подобная степень решимости, по моим оценкам, никуда не ушла и при нынешнем снижении градуса накала, при объявлении отвода войск с «учений». Отвели только некоторую часть, как в 2014 году. Тогда «ушли», не свернув готовые лагеря с запасами БК и ГСМ, что стало платформой для точечных скрытных перебросок ихтамнетов.

Сконцентрированной же на март 2021 года группировки вполне по потенциалу хватало докатиться не то, что до Киева, или до границы Украины и Польши, а до берегов туманного Альбиона, и это не только мои «домыслы».

На данный момент только официально оставляют целую армию (41-ю), со всеми тыловыми подразделениями и складами, «по легенде» до прохождения учений «Запад», заявленные даты проведения которых обозначены на сентябрь. Плюс, те, кто в теме, откровенно «ухмыляются в ус» про заявленную численность оных «учений», намекая на насыщенность техникой и ЛС (личный состав), близкую к «Востоку-18», самым крупным манёврам с 1981 года.

Прибавьте сюда, как мне представляется, никуда не уходящую 2-ю гвардейскую общевойсковую Краснознамённую армию и вырисовывается картина, что оставлены те соединения, которые не придётся перемещать из далеко расположенных мест постоянной дислокации. Ну, а 1-ой ГвТА (гвардейская танковая армия) подтянуться на Западное СН совсем недолго.

Скорее всего, остальные развёрнутые на том направлении соединения, дислоцирующиеся чуть поодаль, и ускользающие от внимания, думаю, тоже оставят. Ведь, как уже выше заметил, сил и средств там собрано неисчислимо более чем в любых официальных сведениях можно почерпнуть. Среди них не тронут для отвода минимум по комплекту одной БТГ (батальонная тактическая группа), а может и больше, с тылами и, самое важное, с запасами всего, чего нужно. Для многих же соединений, расположенных непосредственно у границ, отвод будет только ЛС, с оставлением всей техники и инфраструктуры.

 То есть, появляется возможность перебросить личный состав в течении максимум полусуток на свои комплекты техники и расконсервировать их за считанные часы. И всё это теперь можно произвести скрытно.

Мы видим красивую телевизионную картинку возврата техники, как видели до этого эшелоны, идущие на Запад. Всё верно, так и должно быть. Реальную кампанию так не начинают, с таким шумом освещая её в массмедиа, включая сетевые. Вся эта шумиха, все эти непрерывно идущие манёвры, призваны всего лишь завуалировать настоящий бросок, если ему дана будет отмашка. Сделать его скрытым и совершенно неожиданным. И даже с отведением, оставшихся сил и средств всё равно с избытком хватит для решения любых задач на этом ТВД.

Почему Байден взял назад? Потому что это напряжение мускул молодой Российской государственности хорошо прочувствовали в верхах на Западе. Потому и звонки с призывами «всё обсудить», и отвод корабликов, дабы не попали под реальный замес, и много других моментов. Среди них беспрецедентное давление на унылого клоуна преЗедента с вызовом на ковёр. И со стороны Макрона, и от позвонившей в конце этой парижской взбучки Меркель, огласившей Зеленскому, что всецело поддерживает линию партии французского президента. Как говорят мои французские источники, разругались полностью, вся встреча проходила на повышенных тонах. Какие уж там совместные фотоссесии и выход к прессе, если Макрон, даже и здороваться-то больше с Зеленским не хочет.

Зеленский отмахивался (и это известно достоверно, как и про его нынешнюю нерукопожатность в Париже) вручённым его советниками аргументом «богатовекторности». Таким привычным для «этого даже не государства»: если позиции Парижа с Берлином и дальше будут слишком дружественны Москве, то для Украины главным стратегическим союзником будет США. Конечно, для Франции с Германией подобные угрозы означают полный дипломатический проигрыш. Смерть нормандского формата и Минской платформы для них – роспись в собственной неспособности завершить начатое.

Европе необходимо, как воздух, залить этот пожар на юго-востоке. Занесённый на этом направлении железный кулак Москвы заставил их суетиться, как угрей на сковородке. 

Но сделать уже с Киевом они ничего не могут. А ныне сидящим в древнерусской столице клоунам хотелось бы получить от Америки статус особого союзника вне НАТО, со всеми вытекающими гарантиями безопасности. Особенно уповали на возврат глобалистов к рычагам управления в Овальном кабинете. Да вот тот же занесённый кулак и не даёт этому реализоваться. Потому как, если только к подобному будут подвижки, или ещё ряд определённых факторов, выходящих за прочерченную нами красную черту, натиск Москвы  будет молниеносным и обезоруживающим.

Картина маслом вырисовывается следующая. Работа всей линейки ракетных войск (кроме ТЯО и СЯО, естественно) по штабам, аэродромам, складам и другой важной военной инфраструктуре, расположениям ЗРС (которых к исходу первых нескольких часов не останется). ЗРК типа «Бук», возможно, проживут чуть дольше. боеспособных на незалежном балансе «Торов» толком нету, остальное нам глубоко все равно. Никто с ними «в лоб» во взламывание обороны играть не собирается. Прямой боевой контакт – исключение, а не правило. Комплексное огневое поражение, непрерывно, на основании постоянно поступающих разведданных и целеуказания. Маневр, обходы, охваты, огонь, поражение артиллерией и авиацией. Активная работа всевозможных формирований СпН. Места хватит. Территория большая, вся танкодоступная, есть где 1-ой ГвТА развернуться, войск у противника немного, плотных порядков нет и не будет. Так мне видится, как и некоторым другим экспертам (например, здесь).

Конечно, в элитах Запада крайние четверть века хоть и существовал отрицательный отбор, военная верхушка местами сохранила здравомыслие и реальную оценку ситуации – профессия обязывает. И при таком молниеносном развёртывании небывалого по мощи ударного кулака им прекрасно всё стало понятно, сигналы от них к политическим верхам идут непрерывно. Для понимания, исходя из «сферического коня в вакууме» и неких тепличных условий, чтобы нечто подобное сосредоточить на этом же направлении, американцам необходимо минимум полгода. Так насколько реально, что мы применим силовой вариант? Взломаем, наконец, эту псевдогосударственность, эту «анти-Россию», помножим на ноль и её, как нарыв, и её ВСУ? Для создания на этом месте некоего рыхлого конфедеративного образования, с возможностью каждого субъекта самому определять и языковую, и экономическую политику.

Те же минские принципы, но уже в расширенном формате. А там уж кто-то может и к России тянуться начать, вплоть до воссоединения (полностью снимается крымский вопрос). Ну, а кто-то, какие-нибудь миниатюрные консервации западэнцев, и к Венгрии, или к Польше. Что заранее может быть, как кость, кинуто той же Польше, чтобы не мешала, а то и содействовала незримо. Не говоря уж про Венгрию. Вот насколько реально? Если уж и у военных ожидание весьма вероятных действий, как им представляется. Для ответа на поставленный вопрос зайдём с совсем другой стороны, в том числе и географической. В существующем глобальном противостоянии мы стоим спина к спине со своим азиатским соседом, великим Китаем, ощущая несомненную надёжность тылов. Это наш полноценный стратегический Союзник с большой буквы. О неизбежном становлении подобного ваш покорный слуга говорит уже не одно десятилетие. И это уже многих лет данность, только крепнущая с каждым годом.

А вот те, кому наш союз поперёк горла, и в буквальном смысле смерти подобен, будут стараться через все возможные ресурсы навеять свой негативный медийный морок на него. Потому столько бреда вокруг наших отношений, проталкиваемого в головы через подконтрольные сетевые площадки, с запуском эффекта слухов, сарафанного радио.

Все широко известные пиарящиеся вбросы про Китай, или полностью противоречат реальности, данной нам в ощущениях, фактах и цифрах – Китай поглотит, Китай нападёт, Китаю нужна экспансия в Сибирь и прочее. Или, уже признавая надвигающуюся действительность, стараются всячески принизить её значение такими конструктами, как «сырьевой придаток могучего Китая», «его колония» и иже с ними. В противодействие этим информационным волнам, этим медийным морокам гибридной войны, можно посвятить не одно объёмное исследование. Основанное на цифрах и фактах, их есть у меня. Но мы не будем сейчас в это углубляться, формат не позволяет раздуть его на ещё несколько добрых десятков страниц.

Просто окажемся в реальной действительности, где у стратегических союзников беспрецедентно налажено взаимопонимание и поддержка. В том числе и военная, с прикрытием системами противоракетной обороны, где Россия делится своими непревзойдёнными технологическими возможностями. И в интересах этой действительности, в её политической части, подобное глубокое союзничество не оглашается на весь мир и не скрепляется показательным официозом. Пока. Это оставляет гораздо большую гибкость. Если одна из сторон в результате серьёзного обострения подвергается усиленному давлению, вторая сохраняет определённую свободу действий и способность помогать. Ближайший тому пример – Крым, жёсткие по санкционному давлению год-два после его воссоединения, и роль Китая в его разблокировании, где дело далеко не ограничилось одним только энергомостом.

Так вот, впереди у наших союзников свой Крым, своя чрезвычайная ситуация резкого обострения.

Близится новый китайский выборный цикл в 2022 году. Внутриклановая борьба там разрастается не на шутку, часто выплёскиваясь через политические рамки. Выливаясь, с одной стороны, в посадки и обезглавливание элитных групп; с другой, в откровенный саботаж и рукотворные блэкауты целых областей и городов. С приходом к власти в США демократов, имеющих прямые связи с завязанными на Запад кланами, вся эта канва только разрастается. Если Трамп давил Поднебесную по внешним контурам, войной санкций и пошлин, то сейчас сделана ставка на подрыв изнутри. С одновременной подпиткой клана «комсомольцев» и усилением давления, в том числе санкционного, на элитные группы вокруг товарища Си. Само существование Тайваня, в нынешнем его виде, является глубоко заложенной бомбой под Китайский мир. Это такой анти-Китай, своеобразная витрина, рекламирующая, как жили бы китайцы под западным управлением. Не упускаем из вида и его военно-стратегическое значение, как плацдарма для нанесения удара по материковому Китаю и размещения всей линейки американских ракетных войск для его сопровождения.

Если те реформы и законодательные изменения по объявлению независимости и самоиндификации жителей острова будут нынешним проамериканским режимом додавлены в жизнь – Китай ждут гигантские проблемы уже в ближайшем будущем. А то, что в Тайване именно режим, так это к гадалке не ходи. Проигравшие политическую борьбу про-китайские силы подвергались массовым политическим репрессиям, многие из них в тюрьмах, а лидеру дали пожизненно. В такой атмосфере среди определённых слоёв населения на острове существуют про-китайские настроения. Плюс про-китайская клановая прослойка, готовая с цветами встречать НОАК и мгновенно заменить прозападную систему управления. Сильны, хоть и не всеобъемлющи, такие настроения и в нынешней островной армии.

Фактор синергии администрации Байдена и проамериканской местной клики вполне себе в ближайшее время может дать очень неблагоприятный для Китая эффект. В результате серии законодательно-конституционных изменений, когда выделится новая этно-группа «не китайцев», запустится разрушительная для целостности Китайского мира волна сепаратизма. В условиях, когда давление, в том числе санкционное, всё равно будет нарастать, китайскому руководству становится выгодно решить этот вопрос именно сейчас, до 2022 года, дабы на волне национального подъёма преодолеть выборный цикл. А уж такому специалисту по проблематике Тайваня, как Си Цзиньпину, знающему всё это с работы на местах, в приграничных провинциях, так само провидение велело.

Воссоединиться с Тайванем для Китая подобно крымской весне во всех смыслах. И роль этого крупного острова, как непотопляемого авианосца, кардинально меняющего  геостратегическое положение во всём регионе, для Китая даже ещё большая, чем в нашем случае. А вот мы должны будем в этот момент Китай поддержать. Обезопасить его от энергетической и продовольственной блокады. Потому в срочном порядке задействуется почти весь личный состав железнодорожных войск России, по расшивке БАМа, как стратегической транспортной артерии. Срочно заканчивается согласование контрактов по постройке «Силы Сибири-2» и концентрируется стройтехника под это. Перешиваются продовольственные и другие товаропотоки. Ускоренными темпами совершенствуется Севморпуть. Состыковываются наши независимые от СВИФТ банковские системы перевода платежей.

Китайцы целым рядом недавних публичных действий намекают, что они готовы не просто инвестировать в Крым, но и признать его. Тут и мы признаем возвращение острова в родную китайскую гавань, что полностью сдвинет мировые геополитические реалии. По идее, мы должны избежать санкционного шквала, что обрушится на Китай. Это позволит нам, не отвлекаясь, создавать для Поднебесной уверенный тыл, да ещё и с собственным развитием всего и вся, ведь китайский рынок, образно говоря, почти бездонен. Будь мы в официальном статусе стратегического союзника, это далось бы значительно сложней. И вот тут, опять же, «по идее», становится понятно, что никаких реальных резких масштабных военных движений на своём Западном СН мы предпринимать не будем, пока в Китае будет происходить своя тайваньская весна. И ему нужны надёжно функционирующие тылы. Поэтому неслучайно наши военные попридержали свой задор и пыл. Мы и так своих целей достигнем и уже многих достигли, хоть Россия опять и не явилась на войну. На этом можно было бы и закончить, но я не рассмотрел еще один весьма возможный вариант:

Что, если свой удар по США Москва и Пекин решат нанести одновременно? Что, если чувствуют свою готовность уже нанести удар сразу на два фронта? Что, если так и планируется? Ведь по итогам это будет означать только полное геополитическое поражение США.

Сценарий, конечно, интересный, но пока отложим его на потом. Нашим «партнерам» и так есть над чем подумать.

МОСКВА, 6 мая 2021, Институт РУССТРАТ

Оцените статью
ruinfonews
Добавить комментарий