Шанс, который нельзя упустить | InfoRuss

Шанс, который нельзя упустить | InfoRuss


В последние полгода большинство комментаторов, наконец, перестают говорить о том, что отношения России и США «самые худшие со времён окончания холодной войны» и начали признавать очевидное — развёртывается новая холодная война. Обстановка больше всего напоминает 1950-е годы. Естественно, со всеми поправками на новую мировую ситуацию. Полагаю, что из текущего обострения можно выйти победителем. Для этого необходимо сделать правильный выбор внутренней политики и внешнеполитической ориентации и, главное, не ввязаться в большую войну, чреватую перерастанием в мировой термоядерный и киберпространственный Армагеддон.

Прошлый тур холодной войны закончился поражением коммунизма и СССР. Каковы шансы в этом, развязанном против КНР и России? Подсчитаем ресурсы. Из-за распада Советского Союза мы потеряли значительную часть территории и населения. Неудачные реформы нанесли существенный урон меритократической элите, человеческому капиталу, науке и высоким технологиям. Сузился западный буфер безопасности. Потеря глобального влияния, империи была для многих болезненной.

Стагнирует после бурного роста 2000-х гг. экономика, относительно сужая базу международного влияния, но главное — в долгосрочном плане это чревато размыванием внутренней стабильности, утратой поддержки власти активным населением. Коренной слабостью является отсутствие у страны устремлённой в будущее идеологии, которая пришла бы на место предыдущих — почившей коммунистической, идеи «возвращения» в Европу 1990-х гг., «вставания с колен» 2000-х гг., восстановления статуса первоклассной великой державы 2010-х годов. А без таких идеологий или после их потери великие нации не выживают. Отказ правящих кругов от давно назревшей, объединяющей большинство «новой русской идеи» вызывает недоумение. Качественная технократия нужна, но она не обеспечит победу в схватке за будущее. На начальных этапах предыдущей холодной войны у страны была и идея — пусть и коммунистическая, и растущая экономика.

Но дальше начинаются плюсы. За величие приходилось платить. Цена, поддержания стран, соцориентации вассалов в Восточной Евразии, республик бывшего СССР, гигантской военной машины — была чудовищной. Перед тем поражением 1990-1991 гг. нам противостояла только начавшая проигрывать, но всё ещё весьма мощная западная цивилизация. Сейчас она политически и морально осыпается, экономически слабеет, хотя, естественно, ещё велик накопленный экономический, военный и культурно-информационный ресурс, который пущен в ход через санкции и информационную войну.

Политические системы большинства стран, решивших противостоять нам и Китаю, не приспособлены для длительной жёсткой конфронтации. Если бы нам противостоял Запад, управляемый более авторитарными и эффективными правительствами, ситуация могла бы быть гораздо сложнее. Авторитарные тенденции в западном мире будут, как и везде, неизбежно усиливаться (пандемия активно используется для такого перехода). Но изменения устоявших за последние полвека политических систем будут болезненными и займут десятилетия.

В конце прошлой холодной войны интеллектуальное состояние Запада было его сильным козырем. Теперь ситуация коренным образом изменилась. Он в смятении, больше не задает моду. И это ещё одна причина паники, враждебности, стремления закрыться. Раньше в самозакрытии лидировал Советский Союз, а Запад законно бравировал своей открытостью и привлекал ею. Карикатурна и ошеломляюща параллель с СССР — безумный ввод наземных войск НАТО в Афганистан и предсказуемое поражение после почти двадцатилетней войны.

Мы не слишком богаты, но изнуряющего дефицита почти всего больше нет (а именно он был, помимо затухания коммунистической идеи, важнейшей причиной провала). Восстановлена за малую долю прошлой цены военная машина — первоклассный ресурс в мире нарастающего хаоса и острой конкуренции (в дихотомии «злато — булат» последний пока идёт вверх). Другое дело, что булат нужен особенный. Но пока новейшим поколением вооружений мы показали, что можем за небольшую цену лидировать там, где требуется. Расширяет свободу манёвра начавшаяся десятилетие назад перебалансировка экономических связей на Восток, уменьшение подавляющей экономической зависимости от Запада.

Любой патриот нашей страны не может не скорбеть об утрате присоединённых предками земель. Но большинство этих территорий сжирало ресурсы собственно России. Сейчас эти территории поставляют нам дешёвые трудовые ресурсы. Без них начавшийся ещё в советское время демографический спад был бы гораздо болезненнее. Товарообмен ведётся по рыночным, а не субсидируемым ценам, в частности и поэтому почти все республики бывшего СССР относительно резко обеднели. Проблема Украины, во многом созданная нашим прошлым бездействием, остаётся. Но страна быстро движется к полной несостоятельности. Помощь развивающимся странам относительно микроскопична. Но главное — была сохранена Сибирь — ключевой базис развития на будущие годы.

Существенным фактором при расчёте соотношения сил являются и сокращение доли Запада в мировом ВНП, растущая самостоятельность не Запада, которая расширяет поле геоэкономического и геополитического манёвра. У России есть ещё одно важное преимущество — опыт поражения в прошлой холодной войне, отсутствие иллюзий и идеологических шор. Пока мы не повторяем советских ошибок — имперской перевовлечённости, копирования более богатого соперника в военной области, отказались от странноватой концепции равенства (паритета) в вооружениях.

Важнейшим нашим преимуществом является уверенность большинства россиян и российской элиты в своей моральной правоте. В позднем советском обществе такого ощущения не было. И это стало одной из главных причин провала СССР. Необходимо поддержать такое чувство устремлённой вперёд стратегией и идеологией, выходить из подрывающей кураж экономической стагнации.

Подозреваю, что те, кто решил развязать очередную холодную войну против нас, Китая, других «новых», уже потеряли веру в свою правоту. В редких теперь прямых дебатах с западными коллегами я не раз просто говорил: «Прекратите врать». И они прекращали. Такими стеснительными были раньше мы, советские. Сказанное, впрочем, не означает, что соперники быстро сдадутся. Пока они пытаются консолидироваться.

Коренное же изменение в геополитическом положении России произошло благодаря превращению Китая из врага в дружественное государство, почти в союзника. Оно — важнейший внешний ресурс развития и экономии на военных расходах. КНР перестраивает свои вооружённые силы, трансформирует военную стратегию от сухопутной к морской. Нам Пекин пока угрожать не собирается. Мощный Китай потенциально оттягивает на себя всё больше военно-политических ресурсов Соединённых Штатов. Тоже самое делает для КНР Россия. Она для Китая- стратегическая опора в военно-политической сфере и безопасный источник важнейших природных ресурсов.

История придвинула нас друг к другу. И это на данный момент огромный выигрыш. Предстоит не просто углублять сотрудничество, доводить его в ближайшее десятилетие до состояния неформального союза, но и планировать нашу китайскую политику на последующие десятилетия, когда безальтернативное добрососедство придётся, возможно, дополнять укреплением элементов балансирования, если Китай будет «выигрывать» у США (а шансов у него больше) и у него начнётся имперское головокружение от успеха. Пока не выглядит вероятным относительный проигрыш Пекина, но, если такое всё же случится, придётся больше балансировать в его пользу. Реванша Запада допустить нельзя. Он продемонстрировал, на что способен, когда ему кажется, что он выигрывает — череда агрессий, «цветных революций», погрузивших в хаос и нищету страны и целые регионы.

Уже сейчас пора думать и о возможности того, что в случае относительного проигрыша Соединённые Штаты через десятилетие пойдут на предлагавшийся Киссинджером и Бжезинским кондоминиум с Китаем.

У нас высок шанс победить в этой холодной войне. Но борьба потребует большого напряжения национальных сил, выработки наступательной идеологии. Она должна не просто опираться на жизнетворные традиции, но вести в будущее. Её контуры достаточно очевидны. Мы с коллегами их неоднократно описывали. Выдвигаются плодотворные идеи и многими другими думающими россиянами.

Чтобы создать такую идеологию и сделать её эффективной, необходимо сохранить интеллектуальную открытость, плюрализм. Думаю, задача эта решаемая, хотя и непростая в условиях конфронтации. Если такая свобода будет ограничиваться, это приведёт не только к потере конкурентного преимущества, но и к неизбежным ошибкам в политике (см. опыт СССР).

Ну, а потом, после «выигрыша», история продолжится, и потребуются новые усилия по совершенствованию нашей страны, поиску оптимальных балансов в мире. Прошлый тур холодной войны мы проиграли, в том числе взяв на себя неподъёмное бремя. Сейчас есть возможность стать балансиром в американо-китайском соперничестве (более дружественным Китаю) и в будущей миросистеме Большой Евразии.

В заключение повторю сказанное многократно: уровень опасности новой мировой войны крайне высок. Мир балансирует на её грани. Активная политика мира — императив. Если грань будет преодолена, прервётся история, не будет ни четвёртой холодной войны, ни всего остального.

Путин и Байден в Женеве сделали шаг назад от этой грани. Но ситуация остается крайне опасной. У меня вызывала отвращение прошлая холодная война, которую я застал, и тошнит от нынешней, но хотелось бы, чтобы аналитики будущих поколений имели возможность писать подобные статьи, спорить, жить.

Текст: Сергей Караганов



Источник

Оцените статью
ruinfonews
Добавить комментарий