Александр Роджерс: Что будет происходить в Афганистане в ближайшее время

Александр Роджерс: Что будет происходить в Афганистане в ближайшее время


В последние несколько недель часть вирусологов переквалифицировалась в специалистов по Афганистану. И как давай стращать…Я на звание эксперта по Ближнему Востоку не претендую. У меня другая специализация – систематизировать и анализировать поступающую информацию. Поэтому я читаю открытые источники, иногда читаю не очень открытые источники, складываю, экстраполирую и сопоставляю.
Извините, но в страшилки про «сейчас тысячи талибов («Талибан» здесь и далее – запрещённая в РФ террористическая организация) начнут экспансию и полезут через границу на север» верится не особо.

Давайте опираться на факты и рассуждать логически.

Во-первых, ситуация не возникла внезапно и не существует в вакууме. Кроме американских переговоров с талибами (сепаратных и безрезультатных) уже как минимум несколько лет существует так называемый «московский формат» переговоров по афганской проблематике. Аналогичный «астанинскому формату» по Сирии.

С участием представителей тринадцати стран-соседей Афганистана, обеспокоенных местной ситуацией, с привлечением Северного Альянса, Талибана и ряда оппозиционных афганских политиков. Максимально широкий, инклюзивный, транспарентный и демократичный, всё как любит Сергей Викторович Лавров.

То, что некоторые, кхм, «эксперты» не знают о существовании такого переговорного формата – это говорит только об уровне их экспертизы.

Соответственно, делегация талибов приехала в Москву, во-первых, не в первый раз, во-вторых, не спонтанно и не случайно.
Крики отдельных дегенератов: «Аааа! Российские власти разговаривают с террористами!» выглядят откровенно жалко. Да, разговаривают. И китайцы ведут переговоры. И, более того, американские хозяева этих крикунов тоже ведут переговоры с талибами. Причём отчитываются о ходе этих переговоров в эфире «CNN» и на страницах «New-York Times».

Разрыв шаблонов для светлых эльфов, живущих в заповеднике для альтернативно одарённых, я понимаю. Но realpolitik всегда такой, сложнее чёрно-белых схем.

Поэтому и стоит вопрос о том, будут ли пересматривать террористический статус Талибана. Потому что иначе возникают правовые коллизии. И, кстати, сами талибы уже обратились к российскому МИД с соответствующей просьбой – чтобы данный вопрос был озвучен на слушаниях в ООН.

Тем более, что приехавшая в Москву делегация состоит из «мимишных заек», которые уже пообещали

а) не лезть на север;
б) бороться с ИГ (запрещённой в РФ террористической организацией);
в) действовать инклюзивно, максимально демократично, с учётом интересов всех групп (так и вижу, как текст этого заявления им пишет Сергей Викторович).

Причём, как уже выше упоминалось, всё это не в рамках двухсторонних переговоров с Россией, а в формате более широких многосторонних переговоров. Так что это обязательства не только перед Москвой, но и перед практически всеми соседями Афганистана.
Но это всё присказка, сказка только начинается.

Давайте попробуем смоделировать, что будет происходить в Афганистане в ближайшее время – по мере бегства американских военных.

На месте украинского марионеточного режима и его сторонников я бы внимательно присматривался к тому, что там будет происходить – аналогичный опыт и им самим скоро предстоит.

Итак, в стране много лет шла (и продолжает идти) партизанская война против американских оккупантов, их марионеточного правительства и местных коллаборантов. Естественно, за это время накопилось огромное количество обид и кровавых долгов.

В ближайшее время все эти долги будут выплачиваться в полном объёме и без лишних промедлений. И если центральному правительству возможно будет устроен показательный суд (но это не точно, на Востоке скоры на расправу), то местечковых американских прихвостней будут уничтожать без суда и следствия. Вероятны эксцессы исполнителей.

Следующий пункт. Талибы – это не вертикально-интегрированная структура армейского типа, а сетевая организация. Это значит, что дисциплина там, мягко говоря, хромает, а иерархия подчинения неоднозначна.

Плюс к этому Талибан – это далеко не единственная военизированная организация в стране. Есть Северный Альянс, есть другие группировки.

И если раньше противоречия между ними сглаживались наличием общего врага, то после ухода американцев они вспыхнут с новой силой. Так что в ближайшее время там те ещё «голодные игры» будут.

О какой такой экспансии вовне при таких раскладах может идти речь?

Плюс к вышеперечисленному с одной стороны Китай говорит «Кто будет сотрудничать, тому мы дадим денег и включим во вкусные схемы». А Россия с другой стороны намекает «Кто не будет сотрудничать, получит посылку из ФАБов и Калибров».
Согласитесь, всё это очень мотивирует к плодотворному и дружелюбному сотрудничеству, с полной свободой выбора внутри заданного коридора возможностей (прямо как с Лукашенко).

Ну и ещё один момент. Традиции государственного строительства и управления в Афганистане если и были, то за последние десятилетия практически полностью уничтожены. Если талибы ранее были борцами за свободу своей Родины, партизанами, то теперь им придётся примерить на себя совершенно новую роль. И если ранее они ни за что не отвечали, то теперь им придётся брать на себя ответственность за всё происходящее в стране (если они претендуют на статус законного и легитимного правительства в обозримом будущем).

Как это делать, как управлять государством, формировать бюджеты, определять внешнюю и внутреннюю политику, как развивать экономику – они не знают и не умеют. А учиться придётся. Ноблесс оближ. В том числе и прибегая к помощи и советам старших товарищей из Китая и России.

Это я так, примерно и приблизительно набросал, в самых общих чертах и первом приближении. В деталях ещё сложнее.

Александр Роджерс



Источник

Оцените статью
ruinfonews
Добавить комментарий